НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Стефан Решко: "А это, случайно, не сын Герда Мюллера?" ###

Ангела Меркель недооценила сборную Германии. Полагала, что немцы обыграют Австралию 2:0, а получилось 4:0 (Подольски, 8, Клозе, 26, Мюллер, 68, Какау, 70). И эту бундесмашину во втором туре надо побеждать Сербии динамовца Нинковича, стартовавшей с поражения от Ганы 0:1.

Гол Клозе стал для него 11-м на чемпионатах мира. Рекорд бразильца Роналдо (15) в ЮАР вполне может пасть.

Но для самой Германии более символичным оказался мяч, забитый 20-летним Томасом Мюллером. Финтом левой уложил на газон защитника, ударом правой поразил ворота. Одноклубник Тимощука повторил достижение своего легендарного немецкого однофамильца Герда Мюллера по прозвищу Бомбардир нации, который в 1970-м также отличился уже в своем первом поединке на мундиале и впоследствии стал одним из самых великих снайперов мира. В Германии верят, что это не простое совпадение и Томас Мюллер пойдет по стопам Герда.

«А это, случайно, не сын Герда Мюллера? — смеется Стефан Решко, в 1975-м в Мюнхене сумевший «выключить» Бомбардира нации из игры в первом матче за Суперкубок Европы с «Баварией». — Говорите, однофамилец. Что ж, в Германии Мюллеров — как у нас Ивановых. В любом случае, наблюдая за игрой Томаса против Австралии, я вспоминал Герда. Фамилия приятная. И тот, и этот Мюллер много забивают. А мы тогда отличиться футболисту с этой фамилией не дали».

И хотя звездный Герд Мюллер уже успел назвать Томаса в чем-то похожим на него самого, Решко награждать 20-летнего форварда «Баварии» званием наследника Бомбардира нации не спешит. «Пускай он столько лет, как Герд, на высоком уровне проведет. Тогда будет великим. Один матч и даже год — не показатель. Думаю, если у самого Томаса спросить, как он относится к сравнению с титулованным однофамильцем, он скажет: «Я не достоин даже завязать шнурки Герду». Младший Мюллер забил Австралии один гол, старший забил бы два-три».

Чтобы стать таким же великим, как Герд Мюллер, Томасу нужно обзавестись аналогичным голевым чутьем, говорит Решко. «Гол — это всегда маленькое чудо. Кто рождает это чудо — тот великий. Месси может обыграть полкоманды и забить, Марадона мог. А Герд мог стоять в штрафной и из ничего сделать гол, поставить точку. Человек-взрыв. Оторвался на долю секунды от визави — и доставай мяч из сетки. Сейчас я не вижу игроков, которые так же легко и много забивают. Недавно Герд Мюллер заявил, что в нынешнее время забивал бы по сорок голов за один чемпионат Германии. Я с ним согласен. Тогда защитники играли с нападающим персонально, забивать было сложнее. Сейчас оборона в линию, для форвардов — свобода действий. Иди и забивай. Он бы и забивал, только если бы его не прихватили так, как «Интер» Месси в полуфинале ЛЧ, — говорит Решко. — Локтями Герд в единоборствах работал прилично, но подлости с его стороны не было. Он не очень высокого роста. Но мощный как дуб, словно корнями врос в газон. Его с места не сдвинешь, поставит корпус так, что от него отскакивают даже атлетически сильные футболисты. Это то, чего у нынешних нападающих нет. При малейшем контакте падают, разводят руками».

Стефан Михайлович вспоминает, как в 1990-м вместе с другими ветеранами «Динамо» был в гостях у «Баварии». «Мюллер, уже с седой бородкой и заметно похудевший, провел нам экскурсию по базе. Меня и Рудакова представил журналистам как своих друзей. Правда, назвал меня не Решко, а «Речко». «Хорошо выглядишь», — сказал я ему. Вы же знаете, после завершения карьеры в США он много пил. Беккенбауэр вытянул его из этого состояния, назначил директором школы «Баварии». «Я тут с бейби играю», — говорил Герд. Тогда был обед. Мы выпили по литровому бокалу пива. А вот Мюллер до спиртного даже не дотронулся».

«Думаю, Клозе на этом ЧМ обойдет по числу голов на мундиалях и Мюллера, у которого 14 голов, и Роналдо с его пятнадцатью, — предполагает Решко. — Но сколько ж лет держался рекорд Герда! А ведь он и еще больше мог забить. Но после победы на ЧМ-74 на торжественный банкет забыли оформить приглашение для его жены. И он зарекся: «Ноги моей теперь в сборной не будет».